Почему вас всегда приглашают играть в День святого Патрика, хотя вы ведь играете не ирландский фолк?

К: Я уже давно в фолк-тусовке, играл во многих группах, и с давних пор завязались знакомства в том числе с главными организаторами как официального парада, так и большого концерта, который традиционно проводится в День святого Патрика. Кроме того, волынки воспринимаются как самый фолковый, наверное, инструмент. Музыка с их участием всегда ассоциируется у людей с Ирландией, причем неважно, какие волынки.

Я слышала, что ты причастен к созданию неофициального парада, который уже много лет весело проходит по Старому Арбату, так ли это?

К: Официальный парад раньше проходил по Новому Арбату. Улицу перекрывали, и посередине двигалось шествие с волынщиками и школами танцев, а по краю стояли зеваки. Мероприятие становилось все более коммерческим, и в последние годы осталось крайне мало музыкантов, волынок вообще почти не было. Все это очень отдаленно напоминало Ирландию, и люди реагировали соответственно, народа приходило все меньше и меньше. Фолк-сообщество чувствовало, что нужно что-то менять. Я тогда играл на барабанах в другой группе, и в 2008 году незадолго до парада решили: а давайте соберем людей и пройдем по Старому Арбату в противоположную сторону от официального парада. Мы специально разучили несколько композиций. Думали, придет от силы человек сто, а получилось полторы тысячи. Было весело, и так вот пошло.

Р: Посмотрим, что будет в этом году. Вроде зомби-парад и дримфлеш, где люди пузырики пускают, запретили.

На каких волынках вы играете?

К: Это дудельзаки, сделанные в Германии, их дизайн и звучание придуманы современными мастерами лет 50 назад. Вообще наиболее популярна в России шотландская волынка, на втором месте — испанская. Таких, как мы, которые играют на немецких волынках осовремененную средневековую музыку, очень мало. У нас из коллег есть только одна группа из Тюмени, но это за Уральскими горами, а на европейской части России можно сказать, что мы монополисты.

А чем ваши волынки отличаются от шотландской и ирландской?

Р: По сравнению с шотландской волынкой, например, разный строй, разные тональности, разные техники исполнения. Звучание совершенно разное. Причем трости у меня стоят от шотландской волынки. Это всегда головная боль – очень трудно подобрать подходящую трость, которая будет хорошо звучать.

Как вам удалось выступить на одной сцене с немцами Corvus Corax, которые считаются чуть ли не ветеранами этого направления музыки?

Р: Я знаю их лично с середины двухтысячных. Познакомились на концерте в Москве, когда приезжали Tanzwut – это проект тех же музыкантов. Стали переписываться. Вскоре, в конце 2007-го, я начала играть на шотландской волынке, и их это заинтересовало. Потом я приехала в Германию, мы начали ездить на фестивали вместе, с тех пор общаемся очень плотно.

К: Я загорелся фолком, когда услышал Corvus Corax и иже с ними, это было лет 12-13 назад. Начал с азов, на тот момент это был другой фолк, бретонский, испанский, но все время хотелось играть именно современную средневековую музыку. Долгое время не было волынщиков, которые бы играли именно на немецких волынках. Я ждал и искал, и вот в 2009-м нашел. Изначально было пятеро музыкантов, а потом девчонки, которых на тот момент было три, купили дудельзаки, и мы позвали их к себе в группу. Со временем осталась одна Рапунцель.

Девушкам чисто физически сложнее играть на волынке?

Р: Мне кажется, одинаково. Девушки-волынщицы не вызывают уже нигде удивления, кроме как в нашей стране.

К: Это одно из заблуждений из серии: «Вы курите? А как вы играете на волынке?» Нет, это не мешает. Хотя девушек-волынщиц действительно мало.

Публика адекватно реагирует на столь необычную музыку?

Р: Такая музыка все-таки еще не очень популярна в нашей стране и не очень понятна. Поэтому очень часто люди не знают, чего вообще ожидать, но в итоге всем нравится. Иногда даже слишком. Бывает, люди начинают так выплясывать, что просто сбивают нас ног, и играть невозможно. Такое обычно случается фестивалях или когда играем просто на улице.

Вы планируете записывать альбом?

К: Да. На данный момент у нас есть мини-альбомы, синглы, а через полтора месяца состоится презентация первого полноценного альбома под названием In Omne Tempus. В него войдут 15 песен, все в нашем жанре – альтернативное средневековье. Планы по гастролям сейчас расписаны на полгода, множество фестивалей, из них традиционно много исторических разного калибра, от маленьких до глобальных типа «Времен и Эпох» в Коломенском. После выпуска альбома надо его «обкатать», представить людям, так что ждите небольшой тур.

Мария Аль-Сальхани mir24.tv

© 2009-2017. TEUFELSTANZ - TRUE & EVIL MEDIEVAL FOLK. All rights reserved. Powered by BergLabs.

FOLLOW US

VK
Facebook
Instagram
Twitter
Youtube
Soundcloud